Goods for Life

Товары для жизни

Тел.: 8 (499) 755-54-79
Тел.: 8 925 755-54-79
«Грани русского раскола. Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года» Александр Пыжиков

«Грани русского раскола. Тайная роль старообрядчества от 17 века до 17 года» Александр Пыжиков

475 р.
Условия покупки
Минимальная сумма заказа для доставки - 2000 р.
Официальная гарантия
Да
Код товара:1116564
Книга «Грани русского раскола» – это новый исследовательский взгляд на события российской истории XVII века, который абсолютно не вписывается в господствующую историографическую традицию. Раскол – изученное явление в российской истории, но официальная наука мало представляет, какой была народная реальность, выделяя на долю старообрядцев всего 2% от численности населения империя.
Однако в XVII веке русское общество оказалось расколото на два непримиримых лагеря: приверженцев старого обряда и последователей реформ патриарха Никона. Россия разделилась внутри себя: на географической карте страна была единой, на деле же образовались два социума, чьё религиозное размежевание обрело различную социальную и культурную идентификацию. Подобный расклад повлиял на все стороны русской жизни: социальную, культурную, экономическую.
Автор книги «Грани русского раскола» Александр Пыжиков взял на себя нелёгкую работу – вытащить старообрядчество из религиозного чулана и показать, что это не маргинальное явление. Старообрядчество не принимало навязанные государством единоверие, новую вертикаль власти и «хождения в народ» российской интеллигенции. Оказавшаяся на периферии административной и экономической системы, большая часть населения устраивала своё существование на совершенно иных принципах, чем их властители. Распространение либерального духа и политические предпочтения крупного купечества привели его и к союзу с новыми силами. А хозяйственные инициативы старообрядцев определили динамику купеческо-крестьянского капитализма.
Задача книги – показать влияние, которое имел религиозный раскол на ход отечественной истории после XVII столетия, и придать изучению старообрядчества новые смыслы. Несмотря на гонения, старообрядческий проект всё-таки состоялся, но уже в исторических рамках советской России. Купеческий клан финансово поддержал оппозиционные группы, ратовавшие за ограничение или свержение монархии, за утверждение либерально-конституционных принципов. И истоки событий 1917 года искать следует именно в XVII веке, откуда нам и предстоит начать осмысление особенностей самобытного российского пути.
Обзор на книгу «Грани русского раскола» от портала «Читаем вместе». Апрель 2013
Александр Пыжиков предлагает новый взгляд на место и роль старообрядчества в русской истории. Прежде отмечали экономическую роль купцов-старообрядцев и некоторое влияние староверов в «бунташных», а позже – в антиправительственных движениях. Пыжиков идет значительно дальше: по его мнению, русский раскол вполне сравним с европейской Реформацией, разница лишь в том, что в России «образовались два социума с различной социальной и культурной идентификацией». Обстоятельство это всегда игнорировалось и властями, и образованными слоями общества – утвердилось мнение, что православные в массе своей согласились с реформами Никона, и лишь малая их часть осталась верна старому обряду. На деле все было совсем не так, и большинство простых людей «не хотело иметь ничего общего с государственной церковью».
По сути, в XVIII–XIX веках старообрядцы создали очень влиятельное теневое общество, занявшее ключевые позиции во многих отраслях экономики, причем купцы-миллионеры были не столько удачливыми предпринимателями, сколько легальными представителями этой теневой структуры, управленцами, которых «община наделила соответствующими полномочиями» и которые вели хозяйство не столько для извлечения прибыли, а «для противостояния никонианскому миру». Это привело к жесткому давлению на старообрядческий капитал со стороны властей и способствовало его эволюции от «экономического отделения русской партии» к либерализму и даже радикальной оппозиции. В частности, Пыжиков подчеркивает роль старообрядческого капитала в организации вооруженного восстания в Москве в декабре 1905 года. Более того, автор убежден, что реальными движущими силами революции 1917 года и силой, что позволила большевикам выйти победителями из Гражданской войны, стали не принимавшие идеи частной собственности «различные староверческие согласия и толки, которые пронизывали народные массы».